Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:35 

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Обсуждали со студентами части из книги Е. Деминцевой "Быть "арабом" во Франции". Это книга очень привлекает меня не столько самим авторским анализом, который, на мой взгляд не очень полный, а материалом, который при желании можно и самостоятельно анализировать дальше. Кроме того, при всей своей простоте изложения, очень хорошо показана одна из основным проблем восприятия: увидеть иное не через свое. Попытаться посмотреть на основы иной культуры не осуждающее, просто потому что они не вписываются в наши представления о хорошем-плохом, правильном-неправильном. С одной стороны, это тема писанная-переписанная, а, с другой стороны, все равно в обсуждении то тут, то там рождается привычный разговор о неравноправии, насилии, неравенстве, дикости. Может, я неправа, но для меня это как пример колониального дискурса: своими словами и градациями пытаемся оценить то, что в таких терминах самими носителями культуры никогда не описывалось. Хотя я в принципе обладаю, возможно излишней "мягкостью" по отношению ко всему, что для меня неизвестно. Меня абсолютно не тянет оценивать или вписывать в какие-то схемы что-то, корни чего я не знаю. И все, что касается мусульманских стран - сюда. Это пространство для моих рассуждений, но не пространство живого опыта, поэтому я немного боюсь выносить категорические суждения. И, наверное, именно по этому же с сомнением отношусь к тем, кто такие суждения выносит.
Отдельная тема в исследовании - это роль ислама в процессе интеграции-неинтеграции выходцев из стран Магриба во Франции. Точнее, я бы даже это определила как трансформация ислама в государстве светском. Исходя и того что пишет Екатерина Деминцева, можно выделить 3 основных варианта "существования" ислама: ислам как структурообразующий принцип (тот вариант ислама, который "привозится" из дома, когда религия детерминирует все остальные системы общества), ислам как традиция (вариант микс - сохраняется, скорее, обрядовая часть, при этом информанты отмечают, что соблюдают тот или иной обряд "потому что так делали родители") и ислам как религия (это, пожалуй, самый интересный вариант - приверженность исламу, но приверженность заново понятая, то есть ислам не как догма, а как добровольный выбор из ряда равнозначимых вариантов).
Еще много интересных тем там поднято, так что, если интересно - советую:)
www.ozon.ru/context/detail/id/3767899/

@темы: антропология, книги

23:58 

Книги

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Книга будет интересна и полезна русскому читателю, потому что в России политическая активность находится если не на нуле, то на уровне Селигера, то есть, на уровне совершенно ничтожном. Для нас непонятно, какой смысл существует в политической активности, зачем она нужна. Мы настолько напуганы нашим прошлым, что мы не совсем понимаем, что политическое — это естественная функция человека, естественная часть человеческой жизни.

theoryandpractice.ru/posts/2658-5-knig-ot-boris...

@темы: антропология, книги

23:40 

Павел Фахртдинов

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Послушай.

Послушай этот тонкий звук.
Он был когда-то тихой речью,
Он был когда-то детским плачем
И колыбельной тоже был…
Но время натянуло лук
И звук стал обесчеловечен
И обезличен. Не иначе,
Что человека потерял.

Но может это человек,
Решивший стать немым до срока,
Среди больших и громких слов
Вдруг не заметил этот звук…
Немудрено в густой траве,
Что по бокам большой дороги
Однажды выронить и вновь
пропажу больше не найти…

Послушай этот тонкий звук.
Он был когда-то придыханьем…
Он был признанием в любви
и не признаньем нелюбви.
Послушай этот тонкий звук!
Его вибрацию случайную.
Послушай этот тонкий звук
И оживи! И оживи…
(с)
www.fahrtdinov.ru/texts/

еще

@темы: стихи

02:14 

Об актульаных тенденциях

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Б.Андерсон (1991): "Быть нацией— это по сути самая универсальная легитимная ценность в политической жизни нашего времени".
M.Flamm, V.Kaufmann (2006): "Способность быть мобильным становится решающим моментом социальной интеграции".

@темы: антропология

01:51 

прелесть)

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
01:29 

Ночемысли

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Иногда бывает такое забавное настроение-ощущение себя - вроде, и понимаешь,что ничего из того, что ты думаешь не будет, что ты только все придумал, очень четко головой это понимаешь. Но позволяешь себе немного понежиться...во всем этом))))))))


@темы: настроение, эгоцентричное

18:47 

"никто по-настоящему не считает это страну своим домом"

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
У легионеров, когда они перебираются в наш чемпионат, всегда берут интервью на тему - "а как вам это взбрело в голову и что вам нравится-не нравится". Иногда бывает очень интересно почитать. Из интервью канадского легионера Джозефа Дикьяра:
"...То, как люди относятся к собственному городу. Я, конечно, не могу говорить за всю Россию (хотя видел подобное и в других местах), но в Самаре жители не очень-то о нем заботятся. В Канаде мы любим то место, в котором живем, стараемся сделать его лучше, красивее, удобнее. А в России возникает впечатление, что никто по-настоящему не считает эту страну своим домом. Это касается всего ― дороги, здания. Некоторые из них находятся в полуразрушенном состоянии, но никто об этом не думает. Это довольно странно."
www.sports.ru/football/125227269.html

@темы: антропология, футбол

02:17 

не забыть.себе.

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
02:03 

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Я вдруг осознала, что в моей жизни не было ничего такого, к чему мне бы хотелось вернуться. Нет такой щемящей жалости - ах, остановись мгновение.

при этом мне не кажется, что было плохо. просто было, проходило, прошло и вот теперь что-то новое.

@темы: эгоцентричное, мысли о людях и мире вокруг нас

23:28 

Фонд содейсвия антропологическим исследованиям

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
00:56 

Дача, листья и склероз)

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Долго и мучительно я ползала на даче под кустами, собирая листья черноплодки и яблони. Черноплодка - оранжево-красная, пятнистая, а яблоня - зеленово-коричнивая. Все то было сделано с целью вспомнить молодость и засушить листики. я их красиво разложила по газетам, газету заботливо сложила на стул и, конечно, забыла!(( А у меня в доме сыро и боюсь не останется от моего гербария рожки да ножки...А у меня на него было глобальные декоративные планы)

@темы: дача, люблю

17:49 

Reading list for Master students new to Anthropology

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
This reading list consists of carefully selected materials that serve as an introduction for students with limited or no previous knowledge of anthropology. Most of the materials are used in undergraduate courses at our department, thus forming part of the knowledge basis that the Master programme builds upon. Master students who are new to anthropology are expected to read these materials to familiarize themselves with key concepts and trends in anthropology.

Must read
Hannerz, Ulf. 2001. Anthropology, in International Encyclopaedia of Social and Behavioral Sciences. Elsevier.

Hylland Eriksen, Thomas 1995. Small Places, Large Issues. An Introduction to Social and Cultural Anthropology. London: Pluto Press.

Recommended further reading
General:
Benthall, Jonathan (ed). 2002. The Best of Anthropology Today. London: Routledge.

Barbard, Alan. 2000. Social Anthropology. A Concise Introduction for Students. www.studymates.co.uk

Methodology:
Aull Davies, Charlotte, 1999. Reflexive Ethnography. A Guide to Researching Selves and Others. London: Routledge.

Marcus, George. 1998. Ethnography Through Thick and Thin. Princeton University Press.

Monographs:*
Gusterson, Hugh. 1996. Nuclear Rites: A Weapons Laboratory at the End of the Cold War. Berkeley, Los Angeles and London: University of California Press.

Weiner, Annette. 1988. The Trobrianders of Papua New Guinea. NY: Holt, Rinehart and Wilson.

Cultural Forms:
Turner, Victor. 1995. The Ritual Process. Harmondsworth: Penguin.

Development:
Grillo, R.D. and R.L. Stirrat . 1997. Discourses of Development. Anthropological Perspectives.

Gender:
Connell, R.W. 2002. Gender. Polity press.

Globalization:
Hannerz, Ulf. 1996. Transnational Connections: culture, people, places. London: Routledge.

Kinship:
Holy, Ladislav. 1996. Anthropological Perspectives on Kinship. London: Pluto Press.

Medicine:
Whyte, Susan Reynolds, Sjaak Van Der Geest and Anita Hardon. 2002. Social Lives of Medicines. Cambridge: Cambridge University Press.

* Monograph: detailed ethnographic study of a specific area or topic

www.socant.su.se/pub/jsp/polopoly.jsp?d=6728&a=...

@темы: антропология

01:22 

Опять о легкости бытия и последствиях такой легкости

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
В последнее время пишется мало и со скрипом. Куда-то убег годами отрабатываемый навык письменно выражения и оттачивания своих мыслей. иногда думаю - надо бы записать, а потом понимаю, что лень сильнее.
Но я попробую.
В моей голове слово привязанность очень крепко связано со словом обязанность: мы имеем обязательства по отношению к тем, к кому мы привязаны. И, возможно, чем сильнее привязанность, тем больше этих обязательств - и по количеству, и по качеству, глубине. Есть привязанности "данные от рождения", а есть - приобретаемые. Первые - я специально закавычила - это те, которые мы, скорее, получаем, а не выбираем, получаем в детстве, получаем, как часть воспитания, которое нам дают. Привязанность-обязанность по отношению к семье, к вещам, к растениям, к животным. Нам говорят, что "так вести себя по отношению к ... некрасиво" или "это твоя собака, и это значит ты должен не только с ней играть, но и гулять, кормить и ухаживать". Не то, чтобы мы не могли оспорить эти привязанность-обязанности, скорее, если мы не бунтуем, то нам просто это не приходит в голову до определенного момента. Эти привязанности, а с ними и обязанности воспринимаются как естественные, неоспоримые, обязательные. По сути многие из них приобретаются в неосознанном возрасте, следовательно, в осознанную жизнь мы уже входим с ними, с этим обязательным списком и багажом. К нему мы постепенно добавляются привязанности-обязанности приобретаемые, то есть те, которые являются следствием нашего собственного выбора. Мы выбираем друзей и знакомых, выбираем партнеров - по бизнесу и по жизни, выбираем работу. Таким образом, в определенный период жизни мы имеем как бы 2 параллельно существующих уровня привязанностей-обязанностей: те, которые тянуться с детства и те, которые мы выбрали позже сами. Однако, как мне кажется, в определенный момент мы начинаем утрачивать первые из привязанностей. И я здесь имею ввиду не потерю значимости таких привязанностей, когда мы выходим из под контроля, как, например, твердую решимость никогда не заводить огород, если вы все детство провели, выпалывая что-то на этом огороде. Скорее, для меня более важным является момент исчезновения объекта привязанностей: уходят близкие люди, которые были с нами все детство, оказываются проданы вещи, дома, участки, животные так же обычно покидают нас слишком часто и слишком неожиданно для нас. Таким образом, я веду к тому, что в определенный момент первые привязанности-обязанности оказываются практически полностью замещенными вторыми. Мы остаемся только с тем, что выбрали сами. И если выбрали мы за нашу самостоятельную жизнь немного, то с чем мы остаемся? Потеря привязанностей всегда влечет за собой и потерю обязанностей, мы, в некотором роде, становимся свободными. А если наши приобретения - привязанности - невелики, то наша "свобода" при потере привязанностей данных от рождения становиться достаточно ощутимой. Легкость бытия, как это называл М. Кундера.
Мне кажется, это легкость - необыкновенно тяжела. Вырабатывается привычка быть привязанной, связанной обязательствами с людьми, связанной заботой о них, вниманием. С потерей всего этого теряется привычный мир, теряются ориентиры, смыслы и цели движения. Существования. Жизни.

@темы: настроение, эгоцентричное

14:10 

Дача - это...

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Когда просыпаешься, а за окнами сосны и небо, и занавеска немного колышется от ветра.
Когда завтрак на улице, обед на улице и даже ужин - если повезет - на улице!
Когда, умывшись, можно не вытирать лицо полотенцем, а идти сушить его на солнце и говорить ему "Привет, Солнце!!".
Когда дождь встречаешь, сидя на крыльце, следя как капли падают на нижнюю ступеньку.
Когда целый день переносишь шезлонг с места на место. За солнцем:)
Когда за поленницей растут синие-синие васильки, которые пахнут чем-то сладким так сильно, что хочется их съесть.
Когда можно смотреть на мир, лежа на траве. На мир людей и на мир всяких маленьких насекомых)
Когда можно читать книгу и одновременно объедать куст крыжовника или красной смородины.
Когда в двух шагах от крыльца под елкой живут горькушки и всякие другие неизвестные грибы)


@темы: дача, настроение, фотомысли

19:42 

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Я вдруг поняла, что учебный курс нужно строить, отталкиваясь не от тем, который кажутся важными, а от книг, которые обязательно надо прочитать. То есть сначала выбираешь книги, а потом на основе их формулируешь темы или направления для работы. В противно случае получается как у меня сейчас: смотрю на список литературы для студентов и понимаю, что не могу выбрать несколько основных книг, которые представили бы некий стержень курса. Все книги в списке хороши, но они отражают лишь частные моменты, отельные темы.
Хотя одну такую книгу я, пожалуй, нашла - это Л.Лессинг "Свободная культура". Очень интересная, акутальная и многоплановая книга.

@темы: антропология

19:37 

Фирменное блюдо)

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Помидорко, фарш, рис и специи, специи, специи

@темы: настроение, эгоцентричное

02:32 

В.И. Ильин о преподавании

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
"Преподавание как исследование

Я развожу профессии социолога и преподавателя социологии как две разные профессии, имеющие точку пересечения в виде общего набора категорий и объяснительных моделей. Аналогично разводятся как две разные профессии – философ и преподаватель философии. Социолог – это тот, кто производит социологическое знание. Чтобы преподавать социологию, даже отлично преподавать, совершенно не обязательно быть социологом. И чтобы быть социологом, не обязательно быть преподавателем. Большинство вузовских преподавателей этой дисциплины никогда или почти никогда не делали исследований. Но это и не обязательно. Для преподавателя главное – умение довести до студентов знание. Свое или чужое – не так уж и важно. Хотя только исследователь, может воспитать исследователей. Однако абсолютное большинство выпускников соцфаков уходят в сферы, где от них не ожидается умение проводить исследования, поэтому очень ограниченное число преподавателей-социологов – не такая уж и большая беда. Они должны быть, но далеко не обязательно всем быть исследователями.

Преподавать, пересказывая чужие, пусть даже и самые умные книги, для меня скука смертная. В этом смысле я очень плохой преподаватель, который в идеальном варианте должен быть готов отлично вести любой курс, который ему поручили. Для меня это просто жертвоприношение во имя куска хлеба. Мне же легче уменьшить свой кусок хлеба, чем сжигать свою жизнь, принося ее в жертву желудку. Я скептически отношусь к жизни как бесконечной серии героических поступков принесения себя в жертву. Такие поступки возможны лишь как исключения. Когда они превращаются в правило, это явный признак, что либо система никуда не годится, либо человек попал не на свое место. Жизнь должна быть радостной и интересной, иначе в ней нет смысла. И повседневный герой отравляет жизнь окружающим, показывая им, как жернова судьбы медленно и жестоко перемалывают его тело и душу, превращая в сырье для системы. И мы регулярно видим вокруг себя этих героев: родителей, нарожавших детей и, кляня судьбу, несущих свой крест, учителей, врачей, которые проклинают себя за выбор низко оплачиваемой профессии и власти, которые их не ценят.... Список может быть бесконечным.

Преподавателю особенно противопоказано быть героем-мучеником. Лишь счастливый и увлеченный человек способен заряжать желанием жить этой профессией и других. Герои же в этой работе вызывают слезу сочувствия и стремление избежать их участи. Вместо воспитания смены они оставляют позади себя пустоту. Мне не раз приходилось слышать от школьников и студентов такие слова: «Быть таким, как наш преподаватель? Никогда!» При одной мысли, что я вызываю такую же реакцию у своих студентов, появляется предположение о бессмысленности своего существования.

Осознав это в результате довольно длительных исканий своего места в жизни, я начал придумывать, как преподавание превратить в исследование, а студентов – в преподавателей, учащих меня жизни. Мне удалось уйти от всех курсов, в рамках которых студенты не могут дать мне ничего полезного (так, я ранее читал бесполезные для меня курсы по истории, по социологии организаций и т.п.) и выбрать те, где занятия превращаются во взаимообогащающее общение: я даю студентам стимулы для осмысления их собственного опыта, а они делятся со мной своими знаниями. В качестве адекватных курсов для решения таких задач для меня лично оказались «Поведение потребителей», «Социология потребления», «Социология повседневности», «Качественные методы полевого исследования», «Визуальные методы исследования повседневной культуры», «Социальное неравенство» ( с фокусом на микроуровень). Преподавание здесь – лишь часть процесса. Суть же его – инструктаж: как делать исследование. И я рассматриваю своих студентов как соисследователей, от которых я узнаю не меньше, а возможно и больше, чем они от меня. Не все, но многие студенты для меня – интересные, часто захватывающие книги. В существенной мере благодаря сотрудничеству со своими студентами и слушателями я написал книгу «Быт и бытие молодежи мегаполиса». Периодически появляются статьи, написанные мною вместе со студентами.

Отсюда и определение преподавания. Чаще всего я не считаю это работой. Я прихожу на занятия пообщаться с интересными людьми. Разумеется, не всегда и не со всеми это получается. Тогда возникает риск превращения преподавания в труд в поте лица. За это я виню себя: не смог увлечь, не смог понять. Возникает ощущение, что занимаешься не своим делом. Но слава богу, что пока, как правило, есть ядро, которое учит меня. Очень часто дополнением к обычным занятиям использую глубинные интервью (обычно с бывшими моими студентами) или в порядке методического инструктажа – с нынешними. Для меня это отличная возможность взглянуть на мир с колокольни иного поколения, иного социального статуса, а не из-за преподавательской кафедры.

Конечно, есть студенты, у которых аллергия от слова «социология». Я их понимаю и не осуждаю: все мы время от времени заходим не в те двери. Им тоже не повезло. Я не пытаюсь их заставлять делать то, что они ненавидят делать. Мое глубокое убеждение, что принуждение к учебе порождает только отвращение к предмету. И мне кажется абсурдным тратить свою жизнь на то, чтобы кто-то сдал мой курс, возненавидев мой предмет и зарекшись в будущем брать соответствующие книги в руки. Поэтому у меня очень легко получить тройку, но очень трудно – пятерку.

Я не думаю, что мой опыт достоин подражания. Каждый выбирает жизнь под себя. И то, что отлично для одного, смертельно для другого. Смысл моих рассуждений прост: возможен и такой вариант преподавательской работы."

www.irk-center.ru/?doc=200

@темы: антропология, мысли о людях и мире вокруг нас

15:34 

Я дерусь, потому что дерусь!

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Но знаете что? Я поеду домой с осознанием того, что я на верном пути. Я люблю и умею бороться, и я хочу получать удовольствие от соперничества с ним. Шесть поражений подряд – это невесело, но я буду работать каждый день, пока это не изменится. У меня есть цель, это уже делает задачу проще. Достичь цели будет непросто, но когда ты ее понимаешь, ты понимаешь и что нужно делать.

www.sports.ru/tennis/122443409.html

21:39 

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
www.formspring.me/Kretser - здесь можно позадавать мне всякие разные вопросы))))))))))

@темы: эгоцентричное

00:19 

О последовательности чтения научной литературы)

мы же с вами - офигеть, кто! Антропологи!
Новые книги всегда очень манят. Однако, читая свежее, мы как бы начинаем с конца и не всегда отдаем себе отчет в той пустоте, которую создает непрочитанное. Теряется последовательная преемственность. Нужно уметь возвращаться к тому даже, что сейчас может казаться неактуальным. В противно случае актуальное будет не понято или понято не так. Бесконечная погоня за новыми книгами делает невозможным остановки, чтобы прочесть старое.

@темы: книги

домик для мыслей

главная